Научно-практический центр по охотоведению и управлению ресурсами диких животных


Веб-камера установлена на подкормочной площадке «Красного Бора»

Веб-камера установлена на подкормочной площадке «Красного Бора»

В охотничьем хозяйстве «Красный Бор» на подкормочной площадке установили веб-камеру, ведущую онлайн-трансляцию. Теперь за оленями, ланями и косулями можно круглосуточно наблюдать в режиме реального времени. Дикие животные, как правило, активны ночью и в сумерках, поэтому при наступлении темноты на камере включается инфракрасная подсветка, незаметная для глаз животных.

Для того чтобы животные чувствовали себя спокойно и могли радовать людей своим присутствием даже днем, веб-камера специально была установлена в одном из самых укромных и удаленных от человека уголков охотничьего хозяйства. Для работы веб-камеры используется мобильный интернет, который в данном урочище может функционировать с некоторыми погрешностями. Поэтому иногда возможны некоторые сбои в получении изображения. При зависании изображения специалисты рекомендуют подключиться заново или повторить попытку через некоторое время.

«Красный бор» изучает крупных орлов

«Красный бор» изучает крупных орлов

В последние годы беркут в Беларуси не гнездится, но регулярно поздней осенью прилетает на зимовку. 

На территории природного комплекса «Красный бор» единственная пара жила на крупном верховом болоте Большой Мох. В 2016 и 2017 годах болото неоднократно посещали сотрудники Научно-практического центра по охотоведению и управлению ресурсами диких животных в рамках выполнения научно-исследовательского проекта «Охраняемые виды хищных птиц и сов охотхозяйства «Красный Бор» и ближайших окрестностей», но увидеть птиц в гнездовой сезон не удалось. Пустуют когда-то занимаемые гнезда…

Как известно, популяция копытных животных в Красном бору – одна из самых больших в Беларуси, а это значит, что пернатым хищникам типа беркута и орлана-белохвоста больше шансов найти какое-нибудь погибшее животное. Поэтому с поздней осени и всю зиму Красный бор – рай для крупных «орлов» (орлан, конечно, не настоящий орел, но мы, подразумевая обоих хищников, будем использовать именно это слово). Чтобы понять, в каком количестве и какие именно орлы держатся на территории, нами была расставлена серия автоматических фотоловушек, которые фиксировали прилеты птиц-санитаров (врановые), среди которых часто встречались и наши «клиенты».

По характеру линьки или иным специфичным особенностям часто удается установить, к примеру, что прилетающий на протяжении четырех дней к туше мертвого животного орлан-белохвост – одна и та же птица. Но сложно что-то говорить про птиц, которые показались лишь на краткое время и не были сфотографированы с «нужного» ракурса.

Вот уже второй год мы метим птенцов орлана-белохвоста в гнездах цветными кольцами. В предыдущие годы на территории Красного бора в фотоловушки «попадали» орланы, окольцованные в Литве, Псковской области России, а также старые белорусские птицы, когда-то меченные Владимиром Ивановским. Кольцеванию орлов в этом регионе уже много лет. Напомним, что именно здесь был сфотографирован орлан-долгожитель, которому «стукнуло» 27 лет. Пока что мы не знаем, куда направились выросшие за эти два года наши молодые орланы; на фотоловушках они замечены не были. Продолжение исследования, безусловно, поможет ответить и на этот вопрос.

Возрастание количества крупных хищников в поздний осенний и зимний периоды наводит нас на закономерный вопрос: откуда берутся все эти птицы и куда исчезают весной? Чтобы ответить на него, мы предприняли попытку отловить и пометить взрослых орлов цветными кольцами. 

Буквально на днях поступило сообщение о молодом беркуте, который в течение нескольких дней держится около мертвого лося. Команда НПЦ срабатывает оперативно, и уже на следующий день мы измеряем пойманного беркута, взвешиваем его и берем пробу для генетического анализа, которая будет храниться в специализированной лаборатории охотничьего хозяйства. На правую лапу беркуту было повешено цветное кольцо согласно зарегистрированной схеме цветного мечения беркутов в Беларуси. Птица была выпущена недалеко от места поимки.

1.jpg
2.jpg
3.jpg
4.jpg

Мы надеемся, что когда-нибудь еще узнаем о судьбе нашего «первенца», а пока же продолжаем работу по крупным орлам, ведь сезон только начинается.

Фото Павла ГЕШТОВТА

Идеальная биотехния по-красноборски

Идеальная биотехния по-красноборски

Про методики строительства искусственных гнездовий для разных видов птиц написаны десятки книг, особо мотивированные без проблем могут отыскать необходимую информацию в интернете.

Огромный опыт привлечения дневных хищников и сов имеется и в Беларуси. Начиная опытным путем воплощать идеи в жизнь, т. е. размещая гнездовья на деревьях, зачастую задумываешься над различными усовершенствованиями классических моделей.

Последние два года при содействии Научно-практического центра по охотоведению и управлению ресурсами диких животных охотничьего хозяйства «Красный Бор» мне выпала возможность заниматься биотехнией для крупных пернатых хищников и сов, занесенных в Красную книгу Беларуси, на самом севере Беларуси, в Россонском и Верхнедвинском районах Витебской области.

6.JPG
7.JPG

Поздняя осень – самое время строить гнезда. Ты не побеспокоишь местную пару орланов или скоп, комары и слепни не будут докучать, и тепловой удар тебе не грозит (кто лазит на деревья, тот знает, что летом делать это куда сложнее).

9.JPG
10.JPG
11.JPG
12.JPG

Мне доводилось делать гнезда для огромного числа видов во многих местах Беларуси и за ее пределами. Ежегодно в них рождаются сотни «желторотиков», от обычных широко распространенных ушастых сов и канюков до редких филиновбородатых неясытейкречетов и сапсанов. Вид нужно чувствовать; если хотите – иметь «нюх» на гнездовые биотопы. Скажем, стоишь ты в лесу и сразу соображаешь, что канюк здесь жил бы, а вот черный аист – едва ли. Или смотришь на деревья на острове среди верхового болота и прямо видишь, как не хватает здесь гнезда для скопы или чеглока. И несмотря на то, что большая часть построенных платформ остается незанятой, тех одобренных единиц хватает, чтобы не опускать руки и продолжать восхождения на деревья… 

13.jpg
14.jpg

Вот уже скоро пойдет пятый год, как я «променял» юг на север, Малориту на Красный бор. Здесь дышишь полной грудью – и с каждым приездом все родней такие названия, как Березнюги, Пижевка, Волясы, Лисно… Здесь исхожены сотни километров сквозь болота, вокруг озер, через леса и поля… И когда мы решили заняться биотехнией для хищников, долго не пришлось выбирать места, так как они уже были хорошо известны. Скажем, коль решил построить гнездо орлану, то сразу думаешь про высокоствольный старый лес где-нибудь в труднодоступном топком месте вблизи крупных озер или реки – и такое место приходит на ум. Поэтому биотехнию в Красном бору я смело называю идеальной. Знание местности – это уже предпосылка к успеху.

16.jpg
17.jpg
18.jpg

Платформы, подвешиваемые на деревьях, без ремонта могут служить до 10 лет, но чаще всего – 3–5. Потом происходит выгнивание и выветривание материала – и постройка обрушивается. 

Хорошо, если, скажем, канюк облюбовал ваше гнездо и ежегодно его подновляет и надстраивает. Анализируя все это, я пришел к выводу, что важнейшим элементом искусственной платформы должна быть ее основа – «фундамент». Идеальный вариант – построить гнездо в изгибе ствола с огромными, близко расположенными друг к другу суками. При таком расположении меньше шансов обрушивания гнездовья. Но такие деревья – дефицит даже в естественных ненарушенных лесах. 

И тогда мы придумали основание будущего гнезда изготавливать из арматурных прутьев, сваренных крест-накрест. Поверх арматуры мы закрепляем обрезки заборной сетки. К такому основанию, которое обрушится уже только с самим деревом, мы крепим лишенные коры жерди. Окорить ствол крайне желательно, так как это делает его более устойчивым к гниению. Далее по стандартной схеме выкладываем и закрепляем «лапник» (живые ветки ели и сосны), в центр его затаскиваем мягкую плотную болотную кочку и маскируем все сухими веточками. Безусловно, подобный подход является более затратным по времени, но, я уверен, это того стоит. Подтвердят это результаты, а они обязательно будут: весной орлы вернутся к гнездовым участкам и не смогут отказаться от соблазна обзавестись стабильно прочным жилищем. 

Андрей Шимчук, сотрудник НПЦ «Красный Бор» и один из самых частых участников наших экспедиций, как-то спросил меня: а как там вид с дерева? Отвечать надо с предоставлением доказательств, поэтому периодически параллельно с затаскиванием материалов под гнездовье, приходится поднимать фотокамеру и делать снимки. Уже сидя дома в «межсезонье» и рассматривая эти снимки, вдруг вспыхиваешь воспоминанием об этой уникальной высотной красоте и понимаешь, что будет новый сезон и будут новые восхождения, во благо орлов, во благо природы…

35.JPG
36.JPG

Благородный олень. Возрождение исконной популяции

Благородный олень. Возрождение исконной популяции

Охотничьим хозяйством «Красный Бор» начат проект по восстановлению популяции восточноевропейской генетической линии благородного оленя, которая в прошлом, вероятно, была исконной для территории нашей страны.

Как мы уже рассказывали, на базе генетической лаборатории Научно-практического центра по охотоведению и управлению ресурсами диких животных охотничьего хозяйства «Красный Бор» проведены масштабные исследования, направленные на выяснение происхождения благородного оленя, обитающего сегодня в Беларуси.

Ответ на вопрос, насколько современный генофонд популяции благородного оленя соответствует генофонду исконной популяции, характерной для данного региона до момента истребления к XIX в., один из краеугольных. Иными словами, насколько современный благородный олень соответствует аборигенному, столетия назад населявшему территорию нашей страны.

Мы беседуем с заведующим генетической лабораторией Андреем Файбичем, который обстоятельно изучил данный вопрос и может дать на него ответ.

– Как известно, на территории современной Европы выделяют три основные генетические линии европейского благородного оленя: южноевропейскую, западноевропейскую и восточноевропейскую. Какая из них представлена в Беларуси?

– В нашей лаборатории проведены исследования с целью охарактеризовать генетическую составляющую современной популяции благородного оленя. Для этого было проанализировано более 150 животных из основных локальных популяций страны, сформированных на протяжении ХХ века. В качестве генетических маркеров нами были выбраны митохондриальная ДНК, отражающая генеалогию по материнской линии, и Y-хромосома, отражающая генеалогию по отцовской линии.

Как результат, мы получили подтверждение, что на территории Беларуси абсолютное преобладание животных западноевропейского типа, как по материнской, так и по отцовской линиям. Лишь в восточных регионах страны 2/3 обследованных оленей имели восточноевропейское происхождение по отцовской линии. Подобная генетическая структура хорошо согласуется с историей формирования рассмотренных локальных популяций.

– Есть ли какие-нибудь отличия между описанными вами популяциями и популяцией благородного оленя в Красном бору, которая была сформирована в последнее десятилетие?

– Как и остальные белорусские локальные популяции, красноборская представлена в основном западноевропейским типом (68% по материнской линии, 78% по отцовской). Существенным отличием является то, что красноборская популяция характеризуется во много раз большим генетическим разнообразием. Олени в Красном бору представлены всеми существующими генетическими линиями этого вида в различных комбинациях.

– Без ложной скромности красноборскую популяцию на сегодняшний день можно назвать одной из самых крупных в стране. По вашим данным, она является самой генетически разнообразной. Тем более странно для меня звучит информация о том, что хозяйство в этом году планирует закупить еще одну партию оленей. Как вы можете прокомментировать это?

– Результатом анализа генетической структуры современной популяции благородного оленя в Беларуси стал проект по восстановлению утраченного элемента аборигенной фауны территории нашей страны – оленей восточноевропейской линии. Данные филогенетического анализа и распределения гаплогрупп в основных рефугиумах Европы свидетельствуют в пользу того, что исторически, до момента истребления, на территории нашей страны обитал как раз таки благородный олень восточноевропейского типа. Этот проект является целенаправленным в продолжение нашей политики осуществления контроля генетической чистоты животных.

4.jpg

Как известно, в прошлом в Европе была широко распространена традиция селекции оленей по трофейным качествам, что в совокупности с общим трендом восстановления истребленных популяций способствовало практике масштабного переселения животных. Результатом такой практики стало повсеместное растворение аутентичных генотипов в общем «плавильном котле». Подобное «перемешивание» привело к размытию внутривидовой пространственной структуры и, как следствие, к потере идентичности и уникальности локальных популяций.

Мы пытаемся восстановить и вернуть в нашу фауну ту аборигенную разновидность благородного оленя, которая исконно существовала на этих землях. Животные восточноевропейской линии отличаются массивным телом, у них прекрасные длинные рога. Также они обладают достаточно «диким характером», что положительно влияет на адаптацию, а соответственно, и на способность к выживанию в естественных природных условиях.

– Где же вы искали «кандидатов» для вашего проекта?

 Для реализации данного проекта нами было проинспектировано восемь оленеводческих хозяйств в различных странах Европы. Как и ожидалось, в большинстве из них преобладали животные западноевропейской генетической линии.

Необходимо отметить, что нередкими были случаи фиксации фактов происхождения анализируемых животных от американского вапити, как по материнской, так и по отцовской линиям. Этот факт еще раз подчеркивает необходимость осуществления генетического контроля видовой чистоты ввозимых на территорию нашей страны животных.

И только в одном хозяйстве нам удалось найти чистокровных животных восточноевропейской линии, их доля в хозяйстве превышала 70%. Эти животные и сформируют ядро нашей новой партии оленей.

 Как вы планируете вести работу с «новобранцами»? Понятно, что если выпустить их в природу, то ведь сразу за ними не уследишь. В Красном бору уже такое количество животных, что «восточноевропейцы» просто растворятся в нем, как вы сказали, как в «плавильном котле».

– Конечно же, мы прекрасно понимаем это, поэтому планируем разместить продуктивное стадо в отдельном вольере, где будем получать от него потомство в течение нескольких лет. В дальнейшем потомство планируется к выпуску в дикую природу – не десятками, а сотнями! Сотня к тысяче, согласитесь, это уже весомо.

– Спасибо за беседу и удачи!

Беседовала Наталья ПЛЫТКЕВИЧ