Охота с фотоаппаратом – тот же адреналин, только круче!


Владимир Карчевский
охотовед, сотрудник охотхозяйства «Красный Бор»

Владимир Карчевский – сотрудник охотхозяйства «Красный Бор». Вы наверняка помните его классный кадр с глухарем.

Мы побеседовали с Владимиром Петровичем о фотографии, о ее значении в его жизни и повседневной работе охотоведа.

– Так получилось, что фотоаппарат недавно попал ко мне в руки. Конечно, не сам по себе – и я проявил какую-то инициативу. Причем аппарат довольно-таки приличный!

В свое время в детстве, конечно, как у всех, у меня также было увлечение фотографией, и я, как и многие, был обладателем фотоаппарата «Смена». Но тогда это было делом довольно сложным и не всегда творческим: много времени и денег занимали проявка, покупка реактивов, печать снимков – а сегодня с приходом цифровой техники все упростилось. Весь свой фотоальбом теперь можно носить при себе.

Фотографировать в «Красном Бору» я начал сперва для работы, чтобы зафиксировать какой-то момент из жизни животных, произвести оценку селекционных, трофейных качеств. Фотография, конечно, очень помогает при оценке трофея. Если сделать хороший снимок на нормальном расстоянии, то потом, увеличив его на компьютере, можно видеть все детали, как на ладони!

Другой раз, глядя в бинокль, ты не всегда понимаешь и можешь рассмотреть, четко определить и оценить. Наша фотоаппаратура – техника довольно-таки серьезная и помогает рассмотреть все в деталях.

А потом мне стало интересно сделать и другие кадры: природа, пейзаж, анималистика.

Есть у меня кадры недавно родившихся малышей-лосят, когда те, увидев человека, вместо того чтобы бежать за мамой, идут к нему…

Человек приближается буквально на метр, а лосиха стоит в сторонке и ворчит на детей.

Так приятно, что эти моменты у меня сохранились!

С природой вообще приятно работать – остается хорошее впечатление.

Когда получается хороший кадр, это всегда радует.  А навыки профессионала-охотоведа, бесспорно, мне в этом помогают.

Понимаешь порой, что иногда сделать хороший снимок ничуть не проще, чем застрелить зверя. А финал… Финал радикально иной. Или ты повесишь на стену рога или другой трофей, или, в рамочке, – фотографию животного, которое осталось жить, но ты его успел запечатлеть для истории.

Есть снимки, интересные тем, что звери на них в движении, в прыжке. Мне самому очень понравился мой недавний снимок животного в полном полете. На нем косуля, у которой все четыре ноги «зависли» в воздухе.  

Согласитесь, увлекателен сам снимок  живой природы, который ты можешь потом, спустя время, посмотреть и оценить. Можешь мысленно вернуться в те моменты и пережить их заново. Другой раз сажусь и начинаю листать снимки.

Короче, фотография, получается, необходима мне и для работы, и для души.

Это та же охота! Хороший кадр сделать даже в чем-то сложнее, потому что выстрел можно произвести с расстояния 50–100 метров, а здесь надо войти в контакт со зверем. А этому контакту предшествует долгий процесс скрадывания. И когда достигается какой-то (конечно же, положительный!) результат – это тот же адреналин, который получает охотник! Только куда круче.