Красноборские орланы: результаты исследований в 2017 году


Денис Китель
орнитолог

 

С прошлого года я изучаю на севере Беларуси орлана-белохвоста.

 

Впервые в жизни мне довелось увидеть эту птицу зимой на очистных сооружениях за городом Гродно. Громадина с двухметровым размахом крыльев поднялась с одного из прудов. Вместе с ней взлетела толпа серых цапель. И цапли показались мне тогда «детенышами» орлана.

Орлан-белохвост – самый крупный пернатый хищник Беларуси. Сравниться с ним может разве что беркут. Собственно, в дикой природе обе эти птицы выглядят довольно «одинаково», но статистика – вещь серьезная и неумолимая, а потому, обращаясь к ней, мы увидим, что длина тела орлана (от кончика клюва до кончика хвоста) – 70–95 см, беркута – 75–88 см; размах крыльев орлана – 200–245 см, беркута – 204–230 см (материалы полевого определителя «Птушкi Еўропы»). О чем говорят нам эти цифры? И почему даже внутри одного вида такая «разбежка»? Самцы хищных птиц всегда меньше самок. Самец орлана будет меньше, чем самка беркута, но самка орлана будет крупнее самки беркута.

Благодаря поддержке Брестского областного отделения общественной организации «Ахова птушак Бацькаўшчыны» в прошлом году удалось приобрести 20 пар колец для орлана-белохвоста. В этом году работы проводятся под патронатом Научно-практического центра по охотоведению и управлению ресурсами диких животных охотничьего хозяйства «Красный Бор». Собственно, орлан – лишь один из видов, который нам интересен. Но в начале июня только про него и можно рассказывать, так как орлан одним из первых приступает к размножению, и уже сейчас в его гнездах находятся вполне себе взрослые птенцы – без пяти дней слетки.

Для выяснения успеха размножения орланов нам придется лазить по деревьям, прямо в гнезда хищников-гигантов. Отношения с орланом у нас начали выстраиваться только в прошлом году, но мы уже перешагнули период первой эйфории и удивления.

Сейчас я – опытный укротитель птенцов в гнезде. Из бездонного рюкзака достаю обмундирование, мой любимый зеленый мешочек с кольцами и заклепочником, фотоаппарат – и я готов к покорению вершины.

Наше первое в этом году гнездо находится на острове леса около озера Восточный Плотвичник (названия географических объектов тут и далее специально изменены. – Прим. автора). Изначально это была искусственная платформа, построенная Владимиром Ивановским для скопы. Скопа пожила там недолго и была вытеснена более крупным и пластичным орланом. Как обычно, у меня перед подъемом начинается мандраж. Думаю о хорошем – шри-ланкийском пляже с морскими черепахами и снорклинге на мелководье с рифами. Помогает. Я уже на гнезде, где меня встречает хрюкающий великан. Несколько безрезультатных выпадов лапы, вооруженной четырьмя острейшими ножами – и малыш «подмят» под кольцевателя. 

Для своей безопасности надеваю на голову орлана мешочек: когда тот ничего не видит, то ведет себя гораздо спокойнее. По правилам цветного мечения орлана-белохвоста в Беларуси на каждую лапу надевается по одному кольцу: на левую – черное, на правую – двухцветное сине-оранжевое. Эта схема является международной. Теперь, если нашего «малыша» где-нибудь увидят или сфотографируют, мы будем знать, что это орлан родом из Беларуси, а если удастся прочитать номер хотя бы на одном кольце – тогда и адрес «роддома».

Всегда помним, что контакт с объектами дикой природы должен быть минимальным. Родителей нет около гнезда – это значит, они на охоте. Возможно, они даже и не заметят, что кто-то заходил в гости к их ребенку. На такие мелочи, как кольца на лапах отпрыска, они не обратят внимание. Быстро слезаю с дерева, и мы удаляемся.

В дороге мы получаем информацию от директора заказника «Освейский» Игоря Романюка о том, что лесники, вырубая лес, обнаружили гнездо орлана. Место: окрестности озера Черное, как раз там, где еще несколько лет назад жила пара орланов, но вот уже два года куда-то сместилась. Мы рады такому сообщению, так как зимой несколько дней потратили на поиски нового гнезда, увы, тщетные. По пути встречаем Игоря, далее продвигаемся вместе. По наводке лесников выходим к гнезду. Оно находится на старой березе, которая, собственно, попала в полосную вырубку, но была сохранена. Несмотря на беглый осмотр, сразу делаю заключение, что гнездо принадлежит не орлану. Орлан в основу гнезда использует крупные ветки, здесь же мы наблюдаем рыхлую основу из тонких веточек. Исходя из окружающего биотопа (сомкнутый еловый лес с примесью березы и осины), а также отдаленности от полей и открытых болот, строю предположение, что гнездо принадлежало ястребу-тетеревятнику.

3.5.jpg

На территории заказника «Освейский» у нас по плану проверка еще двух гнезд орлана-белохвоста. Направляемся за озеро Лесное, где в прошлом году пара хищников вывела как минимум одного птенца. Говорю «как минимум» оттого, что проверить гнездо удалось лишь после вылета птенцов, в августе. На берегу озера мы видели одну молодую птицу, требовавшую от родителей корм. Иногда в гнездах орланов в Беларуси вырастает по два птенца, в особенности в таких «рыбных» местах, как это. В этом году под гнездом снова пятна помета, линные перья и рыбья чешуя – признаки занятого участка. Очередное восхождение на дерево: задыхаюсь, чертыхаюсь, вымазываюсь в смолу, ветка больно упирается в бок. В конце пути – блаженная эйфория, так как меня встречает красавец-орлан. Очень часто в нашей жизни процесс не самое приятное, но корпение всегда вознаграждается. Андрей просит показать птенца. Вот он какой, смотри!

Продолжается наша экспедиция за орланами. Около одного из гнезд обнаруживаем делянку, отведенную лесниками. Через несколько месяцев этот лес должен исчезнуть… Действовать необходимо очень быстро. Едем в лесничество и сообщаем, что проводить рубку нельзя, так как это территория обитания краснокнижного вида – орлана-белохвоста. Работники лесного хозяйства открыто показывают свою разочарованность глупым законодательством: «Нам на год только два старовозрастных участка выделяют, и один из них вы у нас забираете…» 

Уже на следующий день Верхнедвинский лесхоз получает официальное письмо от общественной организации «Ахова птушак Бацькаўшчыны», копия письма направляется выдающей сертификаты FSC польской компании. Если лесхоз все же решится вырубить лес в месте обитания орлана-белохвоста, его лишат сертификата, и он больше не сможет продавать свою продукцию за границу. Это узаконенный шантаж – по-другому в наших реалиях работать нельзя. Увы, ни одно лесное хозяйство нашей страны самостоятельно не организует охрану редких видов животных и растений, а делает это вынужденно, под угрозой штрафов и ограничений. Ни разу мне не довелось слышать, как была остановлена рубка леса самим лесхозом.

 

По окончании полевого сезона на все места обитания орланов, а также иных видов из Красной книги, будут подготовлены специальные документы, ограничивающие либо запрещающие хозяйственную деятельность в этих местах.

Еще одно жилое гнездо орланов нам удалось обнаружить около озера Мостового. В 2016-м птицы заняли гнездо на березе, но к гнездованию по неясным причинам не приступили, а в этом году построили новое, в ста метрах, на сосне.  Как и в предыдущих двух жилых гнездах, в этом находится один птенец. 

Даже за двухлетний цикл наблюдений за орланами (не только на территории охотхозяйства, но также и на юге Беларуси) можно сделать вывод, что орланы не каждый год приступают к размножению, и довольно часто из-за вмешательства человека они вынуждены менять гнезда. Это сильно затрудняет исследования этого интересного хищника, а вопросов возникает все больше. Еще одним подтверждением моих слов может послужить случай этого года. Пронесшийся весной ураган повалил много леса, в основном средневозрастных и молодых деревьев. Лесники убирали завалы и складировали «дрова» в 50 метрах от гнезда орлана, в котором в прошлом году вырос птенец. В этом, конечно же, птицы гнездо не заняли. Вмешательство человека в очередной раз нарушило естественный ход природных процессов…

Работая в «поле» весной, не перестаешь наслаждаться красками и формами, ежедневно создаваемыми природой. Преследуя цель под названием «орлан», ты не можешь не заметить распустившийся бутон болотного мирта, затаившуюся бабочку сатир Ютта или пролетевшего над головой осоеда.

12.jpg

Сезон орланов подходит к концу. Обычно с середины июня птенцы начинают покидать гнезда. Чем-то это напоминает выпускной в школе – и лишь немного не совпадает по датам. Хочется говорить «в добрый путь», «ни пуха ни пера», «теперь ты взрослый, и все зависит только от тебя» – банальности, короче. С другой стороны, птенцов ожидает 4 года достаточно беззаботной жизни («студенчества»), и лишь на пятый год они задумаются над личной жизнью и разобьются на пары, чтобы где-то в лесной глуши, как можно дальше от человека, построить собственное гнездо и там дать продолжение белохвостого рода.